Уроки, которые я получила, работая проституткой

Я успела поработать практически в каждой сфере секс-индустрии и могу с уверенностью сказать, что работницы каждой из этих сфер регулярно подвергаются унижению. Сложилось мнение, что проститутки Москвы, работающие на улице, страдают больше других. От части это правда. Ведь они являются низшими из низших. Тем не менее, путана, работающая в пятизвездочном отеле, защищена от унижений не меньше.

Что касается меня, то самый ужасный опыт в моей работе был связан с элитными ирландскими отелями. К сожалению, многие богатые мужчины (но, к счастью, не все) общаются с вами так, будто то, что он позволяет вам себя обслужить, - это большая честь для вас. И это не зависит от того, на сколько дорогое платье на вас надето.

Мужчины, которых мне приходилось обслуживать в дорогих отелях, были одними из наиболее трудных клиентов. Они считали, что, заплатив, они могут вытворять со мной все, что угодно, а я, в свою очередь, должна держать рот на замке. В некоторых случаях такое поведение просто отражает бесчеловечную натуру этих людей, но, в большинстве своем, богачам просто хочется отвлечься от своих забот, унижая меня и заставляя меня чувствовать себя бессильной.

Я перестала работать на улице в 1993 году. Мне стало понятно, что уровень насилия и унижения не изменился, а то и стал еще выше.

Часто я встречала мужчин, которые считали меня индивидуалкой только потому, что познакомились со мной при определенных обстоятельствах. Они не знали, что иногда я выходила на улицу или работала в массажном салоне. Они платили мне больше, думая что я – элитная куртизанка. Многие мои коллеги стараются работать сразу в нескольких сферах секс-индустрии.

Я знала одну индивидуалку. Она брала 350 фунтов за ночь. За квартиру она платила по тысяче фунтов в месяц, а ее расходы на мобильную связь превышали расходы на рекламу. Это был 1993 год, сотовые телефоны были тогда очень дорогим удовольствием. Она не хотела менять род своей деятельности и постоянно спрашивала меня, почему я до сих пор работаю на улице. «А почему ты работаешь в апартаментах?» - спрашивала я ее в ответ. Дело в том, что иногда ей приходилось работать только ради того, чтобы продолжать работать. У нее были очень высокие расходы.

Тем не менее, каким-то образом ей удалось накопить десять тысяч фунтов. Скорее всего, она заработала эти деньги на пике своей карьеры.

Мы были близкими подругами и иногда после тяжелой рабочей ночи я заходила к ней. У меня был несколько иной подход к работе. Я пользовалась мобильным телефоном, но исходящие звонки у меня были заблокированы. Я использовала его только для связи с клиентами. Мне пришлось купить телефон после того, как в 1993 году из-за нового закона полиция начала выслеживать ночных бабочек, работавших на улице. Я стала снимать квартиру и открыла собственное эскорт-агентство. Тогда мне было семнадцать лет и я думала, что для работы на себя мне нужны только квартира, сотовый телефон и реклама на последней странице журнала. У меня не получилось и в итоге я работала в борделях и других эскорт-агентствах.

Я никогда не называла себя работницей эскорт-агентства или девочкой по вызову. По-моему, эти определения просто отвратительны. Особенно, второе. Я никогда не пыталась приукрасить то, чем я занималась. Для описания своей деятельности я не пользовалась эвфемизмами. Я никогда не называла себя танцовщицей, когда работала стриптизершей.

Существует миф о так называемых элитных проститутках. В первую очередь, этот миф предназначен для обеспеченных мужчин, готовых легко расставаться с деньгами. Они верят в то, что после обращения в эскорт-агентство к ним приедет элитная вагина.

Многие люди представляют себе элитных шлюх, как модных красоток, выходящих из пятизвездочных отелях в дорогих платьях, на высоких каблуках и с красной губной помадой. Я миллион раз выходила из отелей в красивых платьях и на каблуках. Я перепробовала все оттенки помады. Я с уверенностью могу сказать, что это никак не меняло того, что творилось у меня в сердце. Это мало чем отличалось от тех времен, когда я задирала свою юбку в кустах.